Там разберёмся
Ненавязчивая мелодия, которая с каждой секундой то и дело нарастала, заставила меня открыть глаза. «Чёрт побери, кто вообще придумывает эти мелодии для будильников», — первая мысль в моей пока что ещё довольно помятой голове, — «Наверняка есть целый отдел умников, которые тестируют лучшие звуки для пробуждения».

Мой пока ещё размягчённый после сна и ещё где-то блуждающий мозг тут же выдал картину: небольшое помещение лаборатории: высокие потолки, синий цвет, стальные отливающие железным холодом кушетки и испытуемые в ряд лежат не шевелясь на идеально белых без единой складки простынях.

Между ними то и дело ходят учёные в таких же идеально белых халатах, что-то усердно записывая в планшеты и изредка поправляя проводки, подключённые к головам добровольцев. Затем серьёзные люди с записями под мышкой уходят в соседнюю комнату с огромным, во всю стену, двусторонним зеркалом и начинают наблюдать.

Когда испытуемые засыпают, из динамиков начинает звучать тестируемая-мелодия-номер-один, люди просыпаются, а датчики считывают реакцию мозга на внешние раздражители. Потом всё повторяется заново. И так, пока тестирование не пройдут все выбранные звуки. Бесконечный цикл засыпания и пробуждения. Почти как в жизни, только в идеальных лабораторных условиях, без намёка на внешние раздражители. Наверное, в такой вязкой тишине и засыпать как-то странно.

Кажется, мы слишком привыкли к тому, что мир вокруг никогда не перестаёт издавать звуки. Человеку, у которого всё в порядке со слухом — никогда не понять глухого, как и зрячий понятия не имеет о том, каково быть слепым. Хотя мы по жизни часто бываем слепы и глухи, хотя с органами чувств всё впорядке. А потом раз — и прозрели.

Но уже слишком поздно. Столько дел наворотили, что и не разгрёбешь. Хотя и уверенности в том, что в данный конкретный момент ты видишь и понимаешь ситуацию чётко — нет. Даже момент осознания может быть смазан какими-то нашими предрассудками и страхами. Вот и болтаемся туда-сюда, как корабль в шторме, без единой надежды найти маяк и хоть как-то понять спасательный курс. «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Да уж, лучше и не скажешь.

Первым делом я решила спасти себя ото сна. Постель опять оказалась крайне помятой, будто я всю ночь танцевала на ней румбу. Тревожные сны, что поделать. Знаете, когда просыпаешься среди ночи весь в холодной испарине. Приходится переворачивать подушку, частенько мокрой то ли от слёз, то ли от слюней, чтобы прохлада обратной стороны наволочки принесла спокойствие и комфорт хотя бы на пять минут, пока тебя не засосёт обратно в круговорот из страхов, подавленных эмоций и искажённых воспоминаний.

Собрав всё бельё и закинув его в стиралку в надежде, что к вечеру оно высохнет, я подошла к окну и раздёрнула шторы. Снег. Крупные хлопья словно парили в воздухе, намёка на ветер и не было. Удивительное явление. Обычно в это время года снег если и идёт, то обязательно как в последний раз — небо высыпает нам на головы тонны видоизменённой воды, парализуя весь транспорт и покрывая белыми шапками всё вокруг. Не просто тихо падает. Нет, он яростно несётся под острым углом, залетая даже за поднятый и плотно прижатый к шее, аккурат рядом с кромкой волос, воротник.

На улице уже рассвело, поэтому плавающие в невесомости хлопья смотрелись ещё более искусственными. «А вдруг мой дом — это всего лишь одно из зданий в гигантском зимнем шаре?» — промелькнула мысль в ещё не очнувшейся голове. По такой логике, я должна была бы увидеть у себя над головой огромную сферу, отражающую солнце. Я подняла голову, но наверху не было ничего кроме бескрайнего розовато-голубого неба. «Что ж, хоть с этим определились», — усмехнулась я.

Привычный ритуал: чистка зубов, нить со вкусом можжевельника, умывание несколькими средствами и разные сыворотки в финале. Да, это я так упрямо стараюсь не признавать тот факт, что мне скоро стукнет четвёртый десяток. Последний год, если честно, выдался таким дурацким, что я даже не заметила, как время (а, вероятнее всего, просто стресс) отвоевали у моей жизни ещё немного меня.

Душ с утра помогает. Не знаю как вам, но мне — точно. Стоя под тёплым потоком воды, ты будто сам растворяешься в ней. Совсем неважно как началось твоё утро или что ждёт дальше днём. Сейчас есть только ты, струящаяся из душевой насадки вода и бешено крутящийся счётчик, отсчитывающий кубометры. Удивительно, конечно, как люди иногда недооценивают возможность принимать душ в любое время дня и ночи. Ты просто живёшь и знаешь, что если что — ты всегда можешь заскочить в ванную освежиться.

А вот чуть стоит только оказаться в непривычных условиях и хотя бы один день провести без проточной воды — всё. Сразу чувствуешь себя несчастным человеком и мечтаешь только о том, чтобы снова сходить в душ. Хотя бы на пять минут.

Дурацкая людская природа. Ведь это история не только о душе. Вообще, обо всём, что есть в жизни человека и к чему он привык настолько, что уже не замечает. Самое жестокое, когда такое происходит с людьми. Ну нет у тебя под рукой любимой чашки — ничего страшного, возьмёшь другую.

Да, будет не так удобно и может даже вкус чая будет не тот, но кружка она и есть кружка — просто предмет для удовлетворения базовых потребностей. А вот не окажись у тебя под рукой человека, который уже прочно пустил корни в твоей жизни, тут, понятное дело, затоскуешь. Но не сразу.

Ценность в настоящем, но никак не в сожалениях о прошлом. На них не построишь ничего нового. Только если по-настоящему оба хотят быть вместе — всё получится. А иначе будет просто красивый фантик без конфеты внутри. Либо попадётся горькая начинка вместо любимой ириски. В итоге, так и останешься стариком, преисполненным сожалений.

Я повернула успевшую запотеть ручку смесителя и вода из плотного потока превратилась в капли, последние остатки которых стыдливо стекали с душевой насадки. Полотенце, тапочки.

Заварив крепкий имбирный чай с лимоном, я поставила кружку на рабочий стол рядом с бокалом, который стоял тут со вчерашнего вечера. Поймала себя на мысли, что такую картину я наблюдаю уже с неделю. Уже почти что ритуал: утром заменить бокал на кружку чая. Одно пришло — другое ушло. Замена в чистом виде. Жаль, нельзя так заменить воспоминания.

А было бы неплохо: перебираешь картотеку своих мыслей, достаёшь помятую от времени карточку, на которой, словно в личном деле, есть подробные записи о том, что произошло. Доказательство — фотографии. Те яркие кадры, которые не успели стереться сами. Не нравится воспоминание? Сминаешь и бросаешь в корзину, которую поздно вечером опустошит уборщица, кинув бумажные шарики в пакет с остальным мусором.

Но нет, я бережно перебираю свои карточки раз за разом. Причём, стараюсь игнорировать те, которые помечены чёрным корешком. В них — только боль, разочарование и неровный почерк. Иногда я достаю их, вооружаюсь корректорной лентой и старательно заклеиваю все места, которые хочется стереть навсегда. Так воспоминание становится не таким уж хреновым.

Жаль, только, ненастоящим. Оно искажается, словно в кривом зеркале и получается, хоть и не таким уродливым, но явно обманчивым. Но я ничего не могу с собой поделать. То и дело перебираю чёрные корешки, стараясь всё исправить. Будто из-за того, что я постараюсь переписать прошлое в своей голове — оно хоть как-то изменится. Чёрта с два. Оно так и останется каким было, сколько бы корректора я на него не извела.

Кружки. Замены одного на другое. Неужели это то, что мы делаем раз за разом, даже не осознавая? Одиночество ощущается острее, когда рядом люди. Не те. Так и сижу в окружении своих потёртых записей, от которых толку — чуть.

Но дело ведь здесь в том, чтобы изменить своё отношение к прошлому. Раз за разом перелистывая воспоминания, мы словно проживаем его заново. В груди также саднит, а мысли снова начинают путаться. Было бы здорово в один день проснуться без этой забитой доверху коробки с воспоминаниями, которую мы называем памятью. Просто потерять ключ от этого пыльного склада в глубине подсознания. Раз — и избавился ото всех переживаний. Такое не сработает, если только вы не умеете переключаться.

Иногда у меня это получается, но чаще всего наблюдаю обратный эффект: пытаясь разобрать картотеку, я нечаянно слишком сильно тяну за ручку ящика и воспоминания обрушиваются на меня все разом. Там уже не разберёшь, что хорошее, а что — плохое. Они все перемешиваются и накрывают меня с головой. Каждый раз, когда такое происходит, нужно потратить уйму времени, чтобы навести порядок и снова распихать бумажки по категориям.

В последнее время такое случается всё чаще, а времени, чтобы привести всё в изначальный вид, уходит всё больше. Кажется, что однажды я просто не смогу выбраться из-под завалов, да так и останусь лежать, погребённая под тоннами эмоциональных воспоминаний, которые я так тщательно старалась спрятать от самой себя.

Глоток чая, горячего настолько, что обжигает губы, стоит только им коснуться края кружки, вернул меня в реальность. В последнее время я стала будто выпадать ненадолго всё чаще. Если раньше это были какие-то незаметные эпизоды, то сейчас я замечаю, как меня засасывает в какую-то параллельную реальность. При этом я продолжаю видеть настоящее, но оно — словно оставленный кем-то случайно фильм, на который я смотрю сквозь немытое заляпанное стекло.

Я понимаю всё, что происходит, но в тот самый конкретный момент это будто меня совсем не касается. Словно кто-то другой, не я, играет свои роли, а я просто рассеянно слежу за развитием сюжета. Что же дальше сделает главный герой? Я не знаю, потому что не принимаю эти решения. Всё, что мне остаётся — наблюдать за происходящим и ждать, когда плёнка, окружающая меня, исчезнет и я снова смогу сама распоряжаться своей жизнью.

Двоякое ощущение, скажу я вам. С одной стороны — ты чувствуешь себя простым моряком на собственном судне, с другой — тебе это даже нравится. Ненадолго отвлечься от реальности, которая бывает слишком жестока с теми, кто искренне пытается жить.

Жить. Что это вообще такое? Вставать каждое утро в надежде, что день не окажется полным разочарованием? Быть открытым всему новому и смело смотреть вперёд. Что там ещё пишут в мотивационных книжках? Иногда складывается ощущение, что жить — это просто каждый день пытаться не помереть каким-нибудь дурацким способом, вращаясь в гигантской мясорубке из людей, машин и задымлённых городов. Большие города наводят на меня тоску. Они давят, не дают нормально дышать и пытаются высосать из тебя последние остатки души. Каждую секунду ты можешь распрощаться с жизнью благодаря нелепому стечению обстоятельств.

Недавно я видела, как человека на пешеходном переходе сбила машина. Это произошло буквально в двадцати метрах от меня, когда я сидела на остановке на противоположной стороне дороги и ждала свой автобус. История, каких тысячи: было темно, водитель сильно разогнался и не заметил молодого парня, переходящего дорогу. Жутко думать, что замешкайся он на пару секунд или пройди быстрее — всё бы обошлось. Но нет, обстоятельства сложились ровно так, что два этих несчастных сошлись в одной точке при ужасных обстоятельствах. Парень, как показывают в мультиках, действительно безвольно отлетел на несколько метров вперёд, словно тряпичная кукла.

В этот же момент в моей груди зажгло так сильно, что это чувство было не перепутать ни с чем. Оно появляется, когда мы понимаем, что что-то ужасное произошло с нашими близкими или когда мы видим смерть. Это горящее ощущение в груди поднимается, словно дракон и перекрывает абсолютно всё. Мы сразу становимся слепы, глухи и немы. И остаёмся такими какое-то время. Постепенно чувства возвращаются, но они — словно выцвели и ты никак не можешь прийти в себя.

После этого случая мне практически каждую ночь начали сниться кошмары, в которых я была то водителем, сбившим несчастного парня, то этим парнем, в которого на всей скорости врезается тонна железа, а то и вовсе просто пассажиром, который ничего не может сделать. Довольно мрачный период, скажу я вам. Практически не сплю, словно мозг никак не хочет дать мне нормально отдохнуть и, даже когда мне удаётся уснуть, продолжает своё чёртово вещание до ужаса надоевших нарезок из жизни.

С приоткрытого окна тянуло будущим морозным днём. За стеклом снег по-прежнему плавал в невесомости, словно в стеклянном шаре. Впереди у меня был с добрый десяток часов, в которых могло произойти что угодно.

Я бы поставила всё на что-то хорошее. Легко ли сейчас? Нет. Ну и мы тут с вами не в ромкоме. Толку от саморазрушения — чуть. Нам всем нужна любовь. И принятие. Просто мы так устроены. Так что на этот случай я всегда оставляю кусочек своего сердца открытым. Как пел Курт Кобейн, Come as you are. А там — разберёмся. Хотя бы на этот счёт я с собой договорилась.
Ненавязчивая мелодия, которая с каждой секундой то и дело нарастала, заставила меня открыть глаза. «Чёрт побери, кто вообще придумывает эти мелодии для будильников», — первая мысль в моей пока что ещё довольно помятой голове, — «Наверняка есть целый отдел умников, которые тестируют лучшие звуки для пробуждения».

Мой пока ещё размягчённый после сна и ещё где-то блуждающий мозг тут же выдал картину: небольшое помещение лаборатории: высокие потолки, синий цвет, стальные отливающие железным холодом кушетки и испытуемые в ряд лежат не шевелясь на идеально белых без единой складки простынях. Между ними то и дело ходят учёные в таких же идеально белых халатах, что-то усердно записывая в планшеты и изредка поправляя проводки, подключённые к головам добровольцев.

Затем серьёзные люди с записями под мышкой уходят в соседнюю комнату с огромным, во всю стену, двусторонним зеркалом и начинают наблюдать. Когда испытуемые засыпают, из динамиков начинает звучать тестируемая-мелодия-номер-один, люди просыпаются, а датчики считывают реакцию мозга на внешние раздражители. Потом всё повторяется заново. И так, пока тестирование не пройдут все выбранные звуки.

Бесконечный цикл засыпания и пробуждения. Почти как в жизни, только в идеальных лабораторных условиях, без намёка на внешние раздражители. Наверное, в такой вязкой тишине и засыпать как-то странно.

Кажется, мы слишком привыкли к тому, что мир вокруг никогда не перестаёт издавать звуки. Человеку, у которого всё в порядке со слухом — никогда не понять глухого, как и зрячий понятия не имеет о том, каково быть слепым. Хотя мы по жизни часто бываем слепы и глухи, хотя с органами чувств всё впорядке. А потом раз — и прозрели.

Но уже слишком поздно. Столько дел наворотили, что и не разгрёбешь. Хотя и уверенности в том, что в данный конкретный момент ты видишь и понимаешь ситуацию чётко — нет. Даже момент осознания может быть смазан какими-то нашими предрассудками и страхами. Вот и болтаемся туда-сюда, как корабль в шторме, без единой надежды найти маяк и хоть как-то понять спасательный курс. «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Да уж, лучше и не скажешь.

Первым делом я решила спасти себя ото сна. Постель опять оказалась крайне помятой, будто я всю ночь танцевала на ней румбу. Тревожные сны, что поделать. Знаете, когда просыпаешься среди ночи весь в холодной испарине. Приходится переворачивать подушку, частенько мокрой то ли от слёз, то ли от слюней, чтобы прохлада обратной стороны наволочки принесла спокойствие и комфорт хотя бы на пять минут, пока тебя не засосёт обратно в круговорот из страхов, подавленных эмоций и искажённых воспоминаний.

Собрав всё бельё и закинув его в стиралку в надежде, что к вечеру оно высохнет, я подошла к окну и раздёрнула шторы. Снег. Крупные хлопья словно парили в воздухе, намёка на ветер и не было. Удивительное явление. Обычно в это время года снег если и идёт, то обязательно как в последний раз — небо высыпает нам на головы тонны видоизменённой воды, парализуя весь транспорт и покрывая белыми шапками всё вокруг. Не просто тихо падает. Нет, он яростно несётся под острым углом, залетая даже за поднятый и плотно прижатый к шее, аккурат рядом с кромкой волос, воротник.

На улице уже рассвело, поэтому плавающие в невесомости хлопья смотрелись ещё более искусственными. «А вдруг мой дом — это всего лишь одно из зданий в гигантском зимнем шаре?» — промелькнула мысль в ещё не очнувшейся голове. По такой логике, я должна была бы увидеть у себя над головой огромную сферу, отражающую солнце. Я подняла голову, но наверху не было ничего кроме бескрайнего розовато-голубого неба. «Что ж, хоть с этим определились», — усмехнулась я.

Привычный ритуал: чистка зубов, нить со вкусом можжевельника, умывание несколькими средствами и разные сыворотки в финале. Да, это я так упрямо стараюсь не признавать тот факт, что мне скоро стукнет четвёртый десяток. Последний год, если честно, выдался таким дурацким, что я даже не заметила, как время (а, вероятнее всего, просто стресс) отвоевали у моей жизни ещё немного меня.

Душ с утра помогает. Не знаю как вам, но мне — точно. Стоя под тёплым потоком воды, ты будто сам растворяешься в ней. Совсем неважно как началось твоё утро или что ждёт дальше днём. Сейчас есть только ты, струящаяся из душевой насадки вода и бешено крутящийся счётчик, отсчитывающий кубометры.

Удивительно, конечно, как люди иногда недооценивают возможность принимать душ в любое время дня и ночи. Ты просто живёшь и знаешь, что если что — ты всегда можешь заскочить в ванную освежиться. А вот чуть стоит только оказаться в непривычных условиях и хотя бы один день провести без проточной воды — всё. Сразу чувствуешь себя несчастным человеком и мечтаешь только о том, чтобы снова сходить в душ. Хотя бы на пять минут.

Дурацкая людская природа. Ведь это история не только о душе. Вообще, обо всём, что есть в жизни человека и к чему он привык настолько, что уже не замечает. Самое жестокое, когда такое происходит с людьми. Ну нет у тебя под рукой любимой чашки — ничего страшного, возьмёшь другую. Да, будет не так удобно и может даже вкус чая будет не тот, но кружка она и есть кружка — просто предмет для удовлетворения базовых потребностей. А вот не окажись у тебя под рукой человека, который уже прочно пустил корни в твоей жизни, тут, понятное дело, затоскуешь. Но не сразу.

Ценность в настоящем, но никак не в сожалениях о прошлом. На них не построишь ничего нового. Только если по-настоящему оба хотят быть вместе — всё получится. А иначе будет просто красивый фантик без конфеты внутри. Либо попадётся горькая начинка вместо любимой ириски. В итоге, так и останешься стариком, преисполненным сожалений.

Я повернула успевшую запотеть ручку смесителя и вода из плотного потока превратилась в капли, последние остатки которых стыдливо стекали с душевой насадки. Полотенце, тапочки.

Заварив крепкий имбирный чай с лимоном, я поставила кружку на рабочий стол рядом с бокалом, который стоял тут со вчерашнего вечера. Поймала себя на мысли, что такую картину я наблюдаю уже с неделю. Уже почти что ритуал: утром заменить бокал на кружку чая. Одно пришло — другое ушло. Замена в чистом виде. Жаль, нельзя так заменить воспоминания.

А было бы неплохо: перебираешь картотеку своих мыслей, достаёшь помятую от времени карточку, на которой, словно в личном деле, есть подробные записи о том, что произошло. Доказательство — фотографии. Те яркие кадры, которые не успели стереться сами. Не нравится воспоминание? Сминаешь и бросаешь в корзину, которую поздно вечером опустошит уборщица, кинув бумажные шарики в пакет с остальным мусором.

Но нет, я бережно перебираю свои карточки раз за разом. Причём, стараюсь игнорировать те, которые помечены чёрным корешком. В них — только боль, разочарование и неровный почерк. Иногда я достаю их, вооружаюсь корректорной лентой и старательно заклеиваю все места, которые хочется стереть навсегда. Так воспоминание становится не таким уж хреновым. Жаль, только, ненастоящим.

Оно искажается, словно в кривом зеркале и получается, хоть и не таким уродливым, но явно обманчивым. Но я ничего не могу с собой поделать. То и дело перебираю чёрные корешки, стараясь всё исправить. Будто из-за того, что я постараюсь переписать прошлое в своей голове — оно хоть как-то изменится. Чёрта с два. Оно так и останется каким было, сколько бы корректора я на него не извела.

Кружки. Замены одного на другое. Неужели это то, что мы делаем раз за разом, даже не осознавая? Одиночество ощущается острее, когда рядом люди. Не те. Так и сижу в окружении своих потёртых записей, от которых толку — чуть.

Но дело ведь здесь в том, чтобы изменить своё отношение к прошлому. Раз за разом перелистывая воспоминания, мы словно проживаем его заново. В груди также саднит, а мысли снова начинают путаться. Было бы здорово в один день проснуться без этой забитой доверху коробки с воспоминаниями, которую мы называем памятью. Просто потерять ключ от этого пыльного склада в глубине подсознания. Раз — и избавился ото всех переживаний. Такое не сработает, если только вы не умеете переключаться.

Иногда у меня это получается, но чаще всего наблюдаю обратный эффект: пытаясь разобрать картотеку, я нечаянно слишком сильно тяну за ручку ящика и воспоминания обрушиваются на меня все разом. Там уже не разберёшь, что хорошее, а что — плохое. Они все перемешиваются и накрывают меня с головой. Каждый раз, когда такое происходит, нужно потратить уйму времени, чтобы навести порядок и снова распихать бумажки по категориям.

В последнее время такое случается всё чаще, а времени, чтобы привести всё в изначальный вид, уходит всё больше. Кажется, что однажды я просто не смогу выбраться из-под завалов, да так и останусь лежать, погребённая под тоннами эмоциональных воспоминаний, которые я так тщательно старалась спрятать от самой себя.

Глоток чая, горячего настолько, что обжигает губы, стоит только им коснуться края кружки, вернул меня в реальность. В последнее время я стала будто выпадать ненадолго всё чаще. Если раньше это были какие-то незаметные эпизоды, то сейчас я замечаю, как меня засасывает в какую-то параллельную реальность. При этом я продолжаю видеть настоящее, но оно — словно оставленный кем-то случайно фильм, на который я смотрю сквозь немытое заляпанное стекло.

Я понимаю всё, что происходит, но в тот самый конкретный момент это будто меня совсем не касается. Словно кто-то другой, не я, играет свои роли, а я просто рассеянно слежу за развитием сюжета. Что же дальше сделает главный герой? Я не знаю, потому что не принимаю эти решения. Всё, что мне остаётся — наблюдать за происходящим и ждать, когда плёнка, окружающая меня, исчезнет и я снова смогу сама распоряжаться своей жизнью.

Двоякое ощущение, скажу я вам. С одной стороны — ты чувствуешь себя простым моряком на собственном судне, с другой — тебе это даже нравится. Ненадолго отвлечься от реальности, которая бывает слишком жестока с теми, кто искренне пытается жить.

Жить. Что это вообще такое? Вставать каждое утро в надежде, что день не окажется полным разочарованием? Быть открытым всему новому и смело смотреть вперёд. Что там ещё пишут в мотивационных книжках? Иногда складывается ощущение, что жить — это просто каждый день пытаться не помереть каким-нибудь дурацким способом, вращаясь в гигантской мясорубке из людей, машин и задымлённых городов. Большие города наводят на меня тоску. Они давят, не дают нормально дышать и пытаются высосать из тебя последние остатки души. Каждую секунду ты можешь распрощаться с жизнью благодаря нелепому стечению обстоятельств.

Недавно я видела, как человека на пешеходном переходе сбила машина. Это произошло буквально в двадцати метрах от меня, когда я сидела на остановке на противоположной стороне дороги и ждала свой автобус. История, каких тысячи: было темно, водитель сильно разогнался и не заметил молодого парня, переходящего дорогу. Жутко думать, что замешкайся он на пару секунд или пройди быстрее — всё бы обошлось. Но нет, обстоятельства сложились ровно так, что два этих несчастных сошлись в одной точке при ужасных обстоятельствах. Парень, как показывают в мультиках, действительно безвольно отлетел на несколько метров вперёд, словно тряпичная кукла.

В этот же момент в моей груди зажгло так сильно, что это чувство было не перепутать ни с чем. Оно появляется, когда мы понимаем, что что-то ужасное произошло с нашими близкими или когда мы видим смерть. Это горящее ощущение в груди поднимается, словно дракон и перекрывает абсолютно всё. Мы сразу становимся слепы, глухи и немы. И остаёмся такими какое-то время. Постепенно чувства возвращаются, но они — словно выцвели и ты никак не можешь прийти в себя.

После этого случая мне практически каждую ночь начали сниться кошмары, в которых я была то водителем, сбившим несчастного парня, то этим парнем, в которого на всей скорости врезается тонна железа, а то и вовсе просто пассажиром, который ничего не может сделать. Довольно мрачный период, скажу я вам. Практически не сплю, словно мозг никак не хочет дать мне нормально отдохнуть и, даже когда мне удаётся уснуть, продолжает своё чёртово вещание до ужаса надоевших нарезок из жизни.

С приоткрытого окна тянуло будущим морозным днём. За стеклом снег по-прежнему плавал в невесомости, словно в стеклянном шаре. Впереди у меня был с добрый десяток часов, в которых могло произойти что угодно.

Я бы поставила всё на что-то хорошее. Легко ли сейчас? Нет. Ну и мы тут с вами не в ромкоме. Толку от саморазрушения — чуть. Нам всем нужна любовь. И принятие. Просто мы так устроены. Так что на этот случай я всегда оставляю кусочек своего сердца открытым. Как пел Курт Кобейн, Come as you are. А там — разберёмся. Хотя бы на этот счёт я с собой договорилась.